11:31 

По просторам воспоминаний

Шахматист чан
Чтобы найти общий язык, свой следует немного прикусить.
Обнаружила, что не перетащила сюда вторую часть... Исправляюсь :)

Автор: Шахматист чан
Бета: Asahi Raito
Фэндом: Naruto
Персонажи: Саске/Наруто
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Повседневность, POV, AU, Songfic, Эксперимент, ER (Established Relationship)
Предупреждения: OOC
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание: Я доверяю бумаге то, о чем боюсь когда-нибудь забыть...

Посвящение:Читателям
Публикация на других ресурсах:вопрос подлежит обсуждению

Примечания автора:
1) часть первая Посмотреть

2) Фанфик написан под песню:
Nickelback: "If Everyone Cared"
В работе цитируются строки из песни Bryan Adams - Please Forgive Me

3) Для меня эта работа – эксперимент. Буду рада отзывам и критике!

Саске

Продолжение в комментах

Вопрос: Спасибо автору?
1. Спасибо :)  4  (100%)
Всего: 4
URL
Комментарии
2015-12-04 в 11:33 

Шахматист чан
Чтобы найти общий язык, свой следует немного прикусить.
Я очень ошибался, когда думал, что разойдясь той ночью по домам, мы с этой Карин больше не увидимся.
Девушка каким-то образом прознала о том, что мы с Узумаки вместе снимаем квартиру. Думаю, об этом ей разболтал Инузука. Наверное, это был самый простой способ избавиться от нее. Тем более, что такое адрес? В дом еще попасть нужно.
Наруто никогда не приглашал к себе старосту. Никогда. И тем не менее, несколько раз она все же приходила к нам домой. Правда, нас тогда, к счастью, не было дома. Она оставила мне несколько записок. Об их содержании приходится лишь догадываться. Все письменные признания, я рвал не читая…

… «На Новый Год случаются чудеса…»
Всегда, когда мама говорила это, она улыбалась. Улыбка ей очень шла. Прекрасной, жизнеутверждающей была уверенность, светящаяся в ее глазах. Она свято верила в то, что говорила.
Всю жизнь я воспринимал ее слова, как сказку. Одну из тех, что принято рассказывать по вечерам или по праздникам. Я и не знал, что такое возможно на самом деле. Чудеса. Вся моя жизнь прошла без них…
И тем не менее, чудеса на Новый Год случаются.

Никогда не любил предновогоднюю суету. Покупки, украшение квартиры, создание праздничного настроения… Раздражает. Обычно всем этим занимался Хозуки. И на каждый Новый Год мы сильно напивались.
В этот раз я решил сделать исключение. Я хотел провести этот вечер один. Единственный, на чье общество я был согласен, да что там, чьего общества я желал, был мой сосед.
Узумаки, как и я не носился с приготовлением праздника. Единственное, что он сделал – купил бутылку шампанского. Я же предпочел иметь под рукой коньяк.

… Близился канун Нового Года. Ко мне пришел Суйгетсу. Он все никак не терял надежды вытащить меня на гулянку. Я был верен своему решению и терпеливо доносил его до Хозуки.
Мы сидели на кухне. Я выбрал для себя не очень-то удачное место: оттуда не было видно ни входной двери, ни коридора. Я лишь слышал, как хлопает входная дверь. Один раз – Узумаки ушел. Еще один раз – он пришел.
Прошло около пятнадцати минут. Все это время Суйгетсу сверлил меня недовольным взглядом и пил безвкусный чай. Наконец, когда его чашка опустела, он предпринял еще одну, последнюю попытку меня переубедить. Он в красках расписывал предстоящий вечер. Не заметил, как стал говорить громче и махать руками. Он даже задел свою чашку. И та упала. Но не разбилась. Хозуки заковыристо выругался и извинился. Отодвинул чашку на середину стола и вновь принялся расписывать мне все прелести этого вечера.
Пока Суйгетсу ронял и поднимал чашку, мне показалось, что входная дверь хлопнула еще раз. Похоже, Наруто ушел.
Устав распинаться, Хозуки сдался. Посоветовал не скучать и распрощался. Обещал навестить послезавтра.
Спустя полчаса в дверь позвонили. Гостей я не ждал. В том, что Узумаки ушел, я до конца не был уверен. Если он был дома – он откроет.
В дверь настойчиво звонили. Ее никто не спешил открывать. Гость был упрям. Уходить, судя по всему, он был не намерен. Отчего-то он был уверен, что дома кто-то есть.
Я вознаградил его упорство, открыв дверь. На пороге стоял Инузука Киба. Он сиял и явно был доволен жизнью. Его даже не смутило то, что ему пришлось ждать около пяти минут, прежде, чем дверь открыли.
Инузука жизнерадостно поздоровался, поздравил с наступающим и спросил Узумаки. Я был уверен, что он ушел. Об этом я и сказал Кибе. Парень раздосадованно вздохнул, тряхнул головой, поблагодарил и, к счастью, быстро ушел.

«...Please forgive me - I know not what I do
Please forgive me - I can't stop lovin' you...»

Рингтон у Наруто стоял странный. Он, как мне казалось, не подходил ему. И тем не менее, возможно, в нем был скрытый смысл. Возможно, в этой песне крылись все ответы на мои вопросы. Возможно, так он показывает свои чувства к какому-то близкому человеку.
Черт, если он влюблен, у меня нет ни малейшего шанса заполучить его так, как мне хочется.
Потребовалось всего несколько секунд, и песня начала меня раздражать. Узумаки нет дома. Он не ответит.
Думаю, он не будет против того, что я зайду к нему и сброшу вызов.
Я замер на пороге его полутемной комнаты. Замер потому, что увидел его. Узумаки расслабленно лежал на кровати и лениво изучал потолок собственной комнаты. Он услышал, как открылась дверь, и лениво посмотрел в ее сторону.
Телефон перестал звонить, но Наруто это мало волновало. Он выжидающе смотрел на меня. В воздухе отчетливо повис вопрос: «Что?».
Я взял себя в руки и довольно быстро осознал, что происходит. Чудо. Мы здесь одни. И никто к нам не придет. Никто не помешает. Я прошел вглубь комнаты и позволил себе наглость: сесть на кровать рядом с ним.
- Ты влюблен? – я задал больше всего волнующий меня вопрос.
Мне было плевать, на то, что я вот так, без всяких прелюдий вторгаюсь в его личную жизнь. Мне и в голову не приходило, что он может мне не ответить. И он ответил. Быстро, не задумываясь.
- Нет.
Гора упала у меня с плеч. Он был свободен. Абсолютно свободен. У меня был шанс сделать его своим.
Я медленно склонился над ним, внимательно смотря в его глаза. Он не мог не понять, что я хочу сделать. А если и не понял, то уж точно должен был отреагировать на то, что в его личное пространство вторглись. Но Узумаки был подозрительно пассивен. Он не делал ничего. Никак не реагировал на то, что я дюйм за дюймом сокращаю расстояние между нами. Наконец, так и не получив со стороны Наруто ни одного протеста, я его поцеловал. Сначала осторожно. Боялся, что он меня оттолкнет. Потом, так и не встретив сопротивления, более уверенно и страстно. И все же я старался добавить в поцелуй немного чувств, немного нежности. С Узумаки я хотел провести не одну ночь. Далеко не одну.

URL
2015-12-04 в 11:34 

Шахматист чан
Чтобы найти общий язык, свой следует немного прикусить.
…В какой-то момент Наруто начал мне отвечать. Наверное, это было еще одним новогодним чудом. Его мягкие губы, юркий язычок сводили с ума. Никогда раньше я не получал столько удовольствия от одного поцелуя.
Оторваться от его губ было невероятно трудно. Но я заставил себя сделать это. Я заглянул в его глаза. Хотел понять, как он относится к тому, что сейчас происходит. Дымка желания затуманила его взгляд. Но он по-прежнему выглядел каким-то отстраненным. Создавалось впечатление, что его мало волнует, что сейчас происходит. С ним происходит.
- Я думал, ты ушел с Хозуки, - негромко произнес он, немного наклонив голову набок. Челка отчасти скрыла от меня выражение его глаз.
Его слова удивили меня. Меньше всего я ожидал, что он заговорит на нейтральную тему. Если честно, я не особо ожидал, что он заговорит.
Осторожно убрав волосы с его лба, так, чтобы они не мешали мне видеть его глаза, я едва заметно пожал плечами.
- Я думал, ты ушел с Инузукой.
Повисла тишина. Я использовал каждую секунду, чтобы внимательно его рассмотреть. Хотел увидеть и запомнить все, даже самые мельчайшие черты. А заодно понять, что делать дальше.
- Не хочу никуда идти, - негромко произнес Узумаки.
Не знаю, зачем он это сказал. Хотел продолжить разговор? В мои планы это не входило. Сейчас я не хотел говорить. Я хотел его. И он еще ни разу не дал мне понять, что не хочет этого. А может, он просто не понимал к чему все идет. Я решил все ему объяснить. И поцеловал еще раз. Требовательно. Жадно. Я скользнул рукой под его тонкую футболку, провел ладонью по горячей груди. Второй рукой я накрыл его пах.
Наруто понял к чему все идет. Не мог не понять. Ему осталось только принять решение.
Эти несколько секунд ожидания были для меня самыми страшными. Если бы он отказал, я бы не стал настаивать на своем. Просто не смог бы.
У Узумаки появился отличный повод сказать мне: «нет». Его телефон снова зазвонил. Вместо того, чтобы оттолкнуть меня и ответить-таки на звонок, Наруто подарил мне еще одно чудо. Он обнял меня и с жаром ответил на поцелуй. Он прильнул ко мне, буквально сказал: «Давай развлечемся».
Наши роли я разделил давным-давно. Уступать ему свою позицию, даже ему, я не собирался. Уступать должен был он.
Возможно, я хотел слишком многого…
Но Наруто полностью принял правила моей игры. Он горячо меня целовал и позволял делать с собой все, что мне только вздумается.
С огромным удовольствием я раздел его. Я заставил себя сделать это медленно. Я вообще не хотел спешить. Мне хотелось свести его с ума лаской. Я хотел, чтобы он получил такое удовольствие, которое не получал никто, кто был на его месте.
Касаться его кожи было невероятно приятно. Она была теплой и мягкой. Его довольно-таки рельефные мышцы сжимались каждый раз, когда я прикасался к нему.
Я не сводил с него взгляда. Даже когда целовал, не закрывал глаз. Его смущало столь пристальное внимание. Мне это нравилось. Меня сводили с ума томные взгляды, что он изредка бросал на меня из-под длинных ресниц. Негромкие стоны, что срывались с его губ, его жаркие поцелуи – всего этого было вполне достаточно для того, чтобы сильно возбудиться.

… Я понятия не имею, откуда у меня взялась вся эта выдержка в наш первый раз. Как я мог, видя его возбуждение, сходя с ума от желания, не спешить. Не предпринимать ничего более активного, чем поцелуи…

Тихий всхлип Наруто буквально заставил меня перейти к более активным действиям. Я взял в руки его член. Мне не раз доводилось делать это, но отчего-то мои руки слегка дрожали. Возможно, дело в возбуждении. А может, я боялся сделать ему больно.
Я надрачивал его член, а он дарил мне приглушенные рыки и стоны. Ему безумно нравилось то, что я делал. Узумаки дергал бедрами, пытаясь ускорить темп моих движений, безумно сексуально выгибался, но я не внимал его безмолвным просьбам.
… Горячее семя брызнуло мне в руки. Наруто накрыл оргазм. Он совершенно расслабился и часто дышал.
Несколько секунд я рассматривал свою руку. Теперь у нас была смазка. Возможно, у Наруто и было что-то получше семени, но тогда меня это мало интересовало. Я все еще был возбужден. Все еще безумно хотел Узумаки.
Я негромко велел ему встать на четвереньки, и он беспрекословно выполнил мою просьбу-требование. Он широко расставил ноги и согнул руки в локтях. Думаю, Наруто даже не догадывался насколько провокационной была его поза.
Несколько раз я сжал руку в кулак, пачкая пальцы в его сперме. Затем начал растягивать Узумаки.
Мне не потребовалось много времени, чтобы понять: он был девственником. Я был у него первым. Внутри меня все торжествовало, когда я осознал это.
Я просовывал в него палец за пальцем. Узумаки это не нравилось. Он вздрагивал, едва слышно всхлипывал, напрягался. Совершенно неосознанно я успокаивал его. Гладил по спине, что-то говорил. Он расслаблялся, выдыхал, и терпеливо ждал, когда я закончу свою «пытку».
В какой-то миг Наруто привык к своим ощущением. Ему даже что-то понравилось. Он потрясенно охнул, дернулся мне навстречу, сильнее насаживаясь на мои пальцы. Не прошло и пары минут, как он возбудился вновь.
Узумаки однозначно хотелось большего, чем он получал сейчас. Он еще сильнее прогнулся в спине, начал активнее двигать бедрами и приглушенно рычать.
Огромных трудов стоило не взять его прямо сейчас, когда он так этого просил. Но я считал что три пальца – это слишком мало. Что он недостаточно готов, что я могу навредить ему.
Я снова погладил его по спине, задел пальцем его твердый, разбухший член и ввел четвертый палец. Наруто охнул и на мгновение замер. Я отпустил его. Ненадолго. Всего на пару секунд, но и это ему не понравилось.
Не понравилось ему и то, что я вошел в него. Узумаки вскрикнул, вдохнул и не выдыхал. Пришлось напомнить ему о том, что надо дышать. Он буквально сразу же подчинился. Выдохнул и снова судорожно вдохнул.
… Я с наслаждением толкался в него, то ускоряя, то замедляя ритм своих движений. В какой-то момент это понравилось и Наруто. Он дернулся мне навстречу. Неосознанно я подстроился под тот ритм, что был ему по душе.
… Последовавший за разрядкой оргазм был шикарен. Мы вымотали друг друга настолько, что у нас не было сил даже пошевелиться. Полностью удовлетворенные, мы заснули в объятиях друг друга. До боя курантов оставалось еще много времени. Его вполне могло хватить и на отдых, и на повторение…

… После этого Нового Года я не сомневался, что чудеса случаются…

… Узумаки был лучшим моим любовником. Брать его было одно удовольствие. И я делал это довольно часто. Наруто был совершенно не против. Его, как и меня, все устраивало. Он ни разу не намекнул мне на то, что было бы неплохо поменяться позициями.
Секс сближал наши тела. Но отдалял души. Нет, мы стали внимательнее друг к другу. Стали чаще видеться. Но говорить от этого больше не стали. Все наше общение сводилось к сексу. Друг для друга мы были не больше чем простое развлечение. И даже если на деле все было совсем не так, мы не делали ничего для того, чтобы сблизиться по-настоящему. Нам и в голову не приходило открыться друг другу.

Деля крышу с человеком, который мне безумно нравился, который ко всему прочему был отличным любовником… Моим любовником… я начал терять интерес к своим тогдашним пассиям. Но ни с кем из них я не спешил разрывать отношения. Моя гордость очень хорошо скрывала страх. Я боялся серьезных отношений. Вернее того, что Наруто не захочет их.
Он по-прежнему встречался с Хинатой. Меня это и раздражало и пугало. Обычно он менял своих фавориток. Неделя одна, неделя другая. А сейчас вроде бы остепенился. Всерьез заинтересовался одной. Другие как будто исчезли.
Теперь Хьюга меня бесила. Она стояла у меня на пути, и я отчего-то не мог ее убрать. Все, что я мог – это вводить Узумаки в экстаз, а затем крепко сжимать его в объятиях и никуда не отпускать до самого утра…
…Я бы с удовольствием просыпался с ним вместе, но учеба и работа не давали делать этого. Когда успевал, я оставлял Наруто кофе и пару бутербродов. Я никогда не думал какого ему просыпаться в одиночестве. Что он чувствует, о чем думает, не увидев меня рядом с собой.
Как-то раз мне довелось узнать каково это просыпаться без него. Чувства, что я испытал в то теплое апрельское утро, убедили меня в том, что я влюблен в Узумаки. Безумно влюблен. И что меня совершенно не устраивает… Все не устраивает.
Я обладаю его телом, но мне недоступно его сердце. Мне неведомы его мысли. Его душа для меня тайна за семью печатями.
Наше общение – это секс. Не больше, не меньше. Днем друг для друга мы не существуем. Конечно, сосед по квартире – это так, случайный знакомый. И неважно, что мы живем под одной крышей чуть больше года. Как были чужими, так ими и остались. У нас разные друзья, разные интересы, разные цели. Днем мы делаем все возможное, чтобы выжить в этом огромном мире.
Ночью же, тогда, когда оба ночуем дома, мы вспоминаем о существовании друг друга. Наши тела требуют «общения». Мы хотим удовольствия. Мы всегда получаем то, что хотим…

… В то утро, когда я проснулся в гордом одиночестве, я четко понял, что больше не хочу так жить. Не хочу тешить себя пустыми надеждами. То, что Узумаки буквально млеет от моих ласк, то, как отвечает, как стонет, как жарко целует еще не значит, что он любит меня. Что хочет быть со мной, что его сердце принадлежит мне.
… А может, все-таки принадлежит? Может, он, на самом деле, давно уже мой. Просто не говорит мне об этом? Я ведь тоже не открытая книга. Может, мы два гордых идиота, что никогда не откроются друг другу? Кто-то из нас должен рискнуть. Открыться…

URL
2015-12-04 в 11:34 

Шахматист чан
Чтобы найти общий язык, свой следует немного прикусить.
… Я все чаще и чаще видел Наруто в обществе Хинаты. Рядом с ней он улыбался, сиял. Они были симпатичной парой. Я бы даже сказал гармоничной. И все же, я считал, что Хьюга недостойна его. Что он мой. Мой.
В конце апреля у меня появилась идея как проверить подлинность собственных чувств, и как узнать отношение ко мне моего соседа. Мы должны были расстаться. Если кроме секса нас ничего не связывало, то решение это, пожалуй, было мудрым. Мы бы отпустили друг друга. Сдвинулись бы с мертвой точки. Возможно, даже женились, обзавелись семьей…
Если же мои чувства оказались бы подлинными, я бы сделал все, что моих силах, чтобы он стал моим. В любом смысле этого слова. Если же Узумаки не испытывал ко мне ничего, если я был просто удобным развлечением, я бы исчез из его жизни.
… Не знаю, смог бы я сделать это. Но очень бы постарался...
Понять, что чувствует Наруто, по сути, было довольно просто. Примерно девяносто процентов эмоций, что он переживал, мыслей, что беспокоили его - отражались на лице. Если бы его что-то тревожило, беспокоило, раздражало – это наверняка так или иначе проявилось в его поведении. Это бы заметили окружающие. Я должен был знать обо всех этих изменениях. Со мной должен был быть кто-то, кто часто был рядом с ним. Тот, кто так или иначе наблюдал за ним. Тот, кто захотел бы рассказать мне о нем.
Я нашел такого человека. Она все время надоедливой мухой крутилась рядом. Раньше я практически не обращал на нее внимания. И сейчас бы не обратил, если бы она не училась вместе с Узумаки. Больше того, если бы она не была его старостой.
Карин. Мне достаточно было щелкнуть пальцами, чтобы она уже радостно вилась рядом со мной. При ней я по очереди порвал с каждой из девушек, с которыми у меня якобы были отношения. Это убедило ее в серьезности моих намерений.
Не прошло и двух недель, как я переехал к Карин.
Квартира у нее была небольшой, однокомнатной. Мебели там практически не было, но кровать, платяной шкаф, письменный стол и пара стульев занимали чуть ли не всю комнату. Все было расставлено просто, даже как-то скучно. Возможно, живи здесь Наруто, все было бы по-другому…

… В моем плане был один изъян. Я должен был спать с Карин. Впрочем, приближающаяся сессия обещала избавить меня от этого удовольствия. К тому же, за информацию нужно платить. А информация была для меня безумно важна. И Карин располагала ею. К тому же, даже не подозревала об этом.

Прошла еще неделя. Мы «прижились». Карин с удовольствием рассказывала мне о своей жизни. О том, как прошел день. Какие сплетни ходили по Мейдзин. Что из них опровергли, что оказалось правдой, а что еще предстояло проверить.
Я жил с настоящим кладезем информации. Создавалось впечатление, что Карин знает всех и всё обо всех. Мне надо было лишь правильно задавать вопросы. В нужных местах проявлять то ли сочувствие, то ли интерес. Все это было очень просто проделать. Спасибо отцу.

… То, что я узнавал, радовало меня…
Наруто метался по выстроенной им же клетке. Его больше не устраивала Хината. Никто не устраивал. Он тасовал своих партнерш, как карты в колоде. Он пропадал в клубах, искал себе приключений.
А ведь до тех пор, пока мы жили вместе, делили вместе постель, наслаждались друг другом, он вел очень даже приличный, в какой-то степени степенный образ жизни.
… У меня появилось больше оснований тешить себя надеждой…

… Только расставшись с Узумаки, я понял, как сильно ранил себя. Жизнь без него казалось невыносимой. Еще тяжелее было от осознания того факта, что Карин была однофамилицей моего любимого соседа.
… Узумаки. Стоило мне только услышать эту фамилию, как перед глазами появлялся образ Наруто. У него очень быстро растут волосы. Они постоянно лезут ему в глаза. Он безуспешно пытается с ними воевать. Он недовольно ворчит, трясет головой и чему-то улыбается. Наверное, вспоминает что-то хорошее…
… Никакая сила не заставит меня забыть этот образ. Ничто не помешает мне думать о нем…

… Несколько раз я заходил домой. Наруто тогда не было. Еще бы. Днем он либо учился, либо работал. Но его присутствие в квартире явственно ощущалось. Не существует слов, чтобы описать эти ощущения. Это и уют, и тепло. И щемящая тоска, и горечь.
… Невымытая чашка в раковине и совершенно пустой холодильник. И пыль на посудном шкафу, и обертка от растворимого рамена в мусорном ведре, слегка отодвинутый от стола табурет – все кричит о том, что он здесь. И это греет душу. Этого мне вполне достаточно для того, чтобы снова уйти, так и не увидев его…

… Сессия захватила нас с головой. В этом году она казалась в сто крат тяжелее, чем в предыдущие. Не было ни времени, ни сил на что-то кроме учебы. Собственный проект требовал огромного внимания. Такого же внимания требовал к себе Хозуки. Мы договорились быть оппонентами. Нам позарез нужно было подготовить такие вопросы и ответы, чтобы ни одному из членов комиссии не пришло в голову задавать уточняющие вопросы…

… После трех недель настоящего кошмара наступило затишье. Сессия была успешно закрыта. От практики мне удалось откосить. Оставалась только работа.
Теперь уже было можно прекращать весь тот фарс, что я затеял около месяца назад. Пора было порвать с Карин и встретиться с Наруто. Встретиться и поговорить. Если последнее, конечно, получится.
Но прежде, чем я успел хоть что-то предпринять, Узумаки сделал свой ход. Об этом мне совершенно случайно рассказала Карин. Она проходила практику вместе с Наруто, и была в бешенстве оттого, что его так быстро отпустили. Видите ли его дипломный руководитель отозвал его назад в университет. А там по каким-то очень уважительным, личным причинам закрыл ему этот «долг». Отпустил на каникулы.
Карин продолжала возмущаться, а у меня в душе росла пустота. Я прекрасно осознал, что Наруто уходит. Меня уже покинули мать и брат. Я знал это чувство. Знал, что предшествует ему, знал, что происходит после него.
Но Узумаки не был мне родней. Его единственного, на самом деле самого важного, я мог попытаться удержать. Я обязан был с ним поговорить.

… Я звонил ему с самого утра. Но трубку никто не брал. Никто и не перезванивал.
День у меня выдался загруженный. Только около трех мне удалось попасть домой.
Даже не пытаясь найти ключ, я позвонил в дверь.
Прошла минута, за ней другая. Открывать мне не спешили. На какой-то короткий, очень страшный миг, мне показалось, что в доме никого нет. Что никто мне не откроет. Но я ошибся.
Дверь открылась. Напротив меня замер Узумаки. Его глаза потрясенно расширились: он не ожидал меня увидеть. Мне он обрадовался. Это ясно отразилось на его лице. Радость так же быстро сменила грусть. За грустью последовало равнодушие. Отчужденность. Он тихо вздохнул, и ничего не сказав, отошел в сторону, пропуская в квартиру.
Его эмоции приятно грели мне душу. Он соскучился. Хотел видеть. Но что-то тревожило его. Не давало покоя. Расстраивало. И этим чем-то была неопределенность, что выросла между нами. Сейчас я в этом не сомневался.
Не дожидаясь того, когда я зайду, Наруто вернулся в свою комнату. Ее дверь была распахнута настежь. Во всей квартире царила звенящая тишина.
Я достал из кармана телефон и снова позвонил ему. Пока шло соединение, я успел подойти к его комнате.
Тишину прервал его не меняющийся рингтон:
«...Please forgive me - I know not what I do
Please forgive me - I can't stop lovin' you...»

Сейчас эта песня не казалась мне нелепой. Она подсказывала мне, что надо говорить. Хоть я и не был уверен, что мне надо просить прощения.
Я тихо зашел в комнату Узумаки. Она была безобразно-пустой. На полу стояло несколько битком набитых сумок. Возле письменного стола, у окна, стоял Наруто. Где-то в комнате звонил его телефон и он обернулся, видимо желая его найти. Наши взгляды встретились. Он явно не ожидал меня увидеть.
Пользуясь его замешательством, я вплотную подошел к нему. Внимательно посмотрел в глаза и задал по-прежнему очень важный для меня вопрос:
- Ты влюблен?
- Да, - как и прежде ответ был быстрый, уверенный.
На мгновение в его глазах промелькнула грусть. Но он моргнул и наваждение исчезло.
- И я влюблен, - шепчу в ответ, обдавая горячим дыханием его губы. Легко касаюсь их. Дразню себя поцелуем. – Давно влюблен, - так же тихо продолжаю.
Телефон все еще продолжает звонить. Он убеждает верить моим словам. И я безумно хочу, чтобы Наруто поверил мне.
Узумаки едва заметно вздрогнул. В его глазах вспыхнули одновременно и горечь, и досада, и недоумение. Он не сказал ни слова, а мне показалось, он засыпал меня вопросами.
Невольно улыбаюсь, убираю вновь отросшие волосы с его глаз и жадно целую. Не уверен, что мне удается передать ему свои чувства, уж слишком я изголодался по нему. По его губам, прикосновениям, вздохам. Заставляю себя разорвать поцелуй, и закончить начатую фразу.
- В тебя.
Кажется, тогда он не понял, что я имею в виду. Тогда для меня это не имело ровным счетом никакого значения. Главным было то, что он обнимал меня и жарко отвечал на поцелуй…

… С квартиры ему я съехать не дал…

URL
2015-12-04 в 11:35 

Шахматист чан
Чтобы найти общий язык, свой следует немного прикусить.
= = = = == = = = == = = = == = = = =


Ливень стих. Дождь перестал барабанить в окна. Тишина на мгновение оглушает. Откладываю ручку, смотрю на часы. Похоже, уже прошло три часа. Как много. Как долго…
Смотрю в окно. Ты идешь по дороге, перепрыгивая с одного скользкого булыжника на другой, словно ребенок. В руках, на уровне живота как-то торжественно держишь большую коробку, обернутую полиэтиленовым пакетом. У тебя нет ни зонта, ни накидки. И ты промок до нитки. Видимо, пошел домой тогда, когда дождь еще не закончился. Добе.
Прячу тетрадь и ручку в стол и выхожу к тебе навстречу. Стою на крыльце и наблюдаю за тем, как ты сосредоточенно, не замечая ничего вокруг балансируешь на скользких камнях.
- Саске, - как-то растерянно и в тоже время виновато говоришь ты, без происшествий покончив со своей маленькой шалостью, и наконец увидев меня.
- С возвращением, - усмехаюсь в ответ. Забираю у тебя посылку и отступаю на шаг назад, предлагая зайти.
Настороженно смотришь на меня. Твои волосы промокли, потяжелели, слиплись. Они как всегда мешают тебе нормально смотреть, а мне видеть твои глаза. Шумно выдыхаешь, пытаешься понять мое настроение. Вздрагиваешь от порыва прохладного ветра и чихаешь.
Чих заставляет тебя остановиться. Ты уже не уверен, что хочешь зайти в дом. Опасливо косишься на меня. Усмехаюсь. Ставлю на стоящий в шаге от меня табурет коробку и выхожу на улицу.
Выставляешь вперед руки, отрицательно качаешь головой и снова чихаешь. Не обращая внимания на твой явный протест, обнимаю, прижимаю к себе, целую в холодный нос. Несильно подталкиваю в спину, намекая на то, что надо бы зайти в дом. Нехотя подчиняешься и тихо вздыхаешь.
… Ты прекрасно знаешь, что я тоже умею быть заботливым…

URL
   

Карусель

главная