Шахматист чан
Чтобы найти общий язык, свой следует немного прикусить.
Название: Бремя
Автор: Шахматист чан
Бета: Tamaki_U
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Фэнтези, Фантастика, Мистика, Экшн (action)
Размер: планируется Макси
Статус: в процессе написания

Описание:
Военная Академия Семнадцатого Астероида вновь распахнула свои двери перед беженцами, жаждущими вступить в ряды союзной армии. В этот раз в стенах Академии собралось четыре великих генерала. Их задача научить военному делу временных курсантов, и защитить оторванный от мира Астероид. Задача курсантов – за месяц, отведенный на обучение, доказать, что они могут быть полезны союзной армии, выяснить личность двух не назвавших себя генералов и определить, кто из их четверки является главным...


Не бечено!
Глава 20

Новость о том, что церемония закрытия состоится сразу же после завтрака, потрясла всех. Еще больше недоумения вызвало то, что служащие Академии перекрыли все лестницы, ведущие на верхние этажи. Как успокаивал всех неизменно бодрый голос Эйри, тех, кто решил поспать подольше и не прийти на завтрак, разбудили и спустили вниз. Спускались ли курсанты сами, или же им в этом помогали, оставалось для большинства загадкой. Обсуждать это было куда интереснее, чем думать о предстоящей церемонии и о том, что кто-то по глупости пропустил какой-то тест. А еще курсантов немного тревожило неведение: до сих пор они не узнали результатов ни одного из тестирования. Оценки, конечно, получил каждый, но вот что они значили, оставалось для всех загадкой.
Оскар с недоумением осматривался по сторонам. Он даже предположить не мог, что в Академии вместе с ним учится столько людей. Откуда они только взялись? Где все это время прятались? Как все они помещались в поистине крошечной столовой? Может, завтраки, обеды и ужины проходили у них в две смены, а он и не знал? Или, может, в Академии, на самом-то деле было две столовых, а показали ему только одну? Его ведь никогда особо не интересовала сама Академия. За исключением ее шестого этажа и подвалов.
- Надо же, - пробормотал Оскар, рассматривая совершенно незнакомые лица стоящих напротив людей.
Только сейчас воин обратил внимание на невероятно большие размеры плаца. Во время учений, он не придавал этому значения. Виртуальная реальность немного искажала пространство. Да и не до размеров учебной территории тогда было и не до количества людей, вышедших на обучение. Другое дело сейчас. Когда особо-то и делать нечего. И остается только по сторонам смотреть.
Курсанты расположились довольно близко друг к другу, но тесно им однозначно не было. Стояли они в два ряда по периметру трех сторон прямоугольника. «Пустую» четвертую, более короткую сторону, занимал стол, за которым сидел начальник Академии, Рей. По правую руку от него, устроилась Эйри. Девушка крутила в руках микрофон, приветливо всем улыбалась и явно сгорала от нетерпения что-нибудь сказать. По левую руку от Рея сидела Джун. Техник хмуро смотрела на толпу, из-за которой ее оторвали от любимого дела. А, быть может, девушка была недовольна результатами теста. Слишком мало потенциальных коллег оказалось среди курсантов.
Рядом с Джун, у самого левого края стола, сидел Аш. Он казался спокойным, и каким-то отрешенным. Словно происходящее никоим образом его не касалось. Впрочем, именно так оно и было. Возле правого края стола сидела Мира. Женщина скептическим взглядом рассматривала ближе всего стоящих к ней курсантов, и пыталась на глаз оценить насколько они здоровы. Генералов рядом с «судейским» столом не было. Они, следуя одному из первых пожеланий генералиссимуса, все еще оставались обычными курсантами.
На плацу было шумно. Негромкие разговоры небольших, многочисленных групп подхватывал ветер и разносил по всей территории Академии. Дориан и Росс не заметили, как невольно перешли на повышенные тона. Это было просто необходимо, чтобы слышать друг друга. Воины обсуждали предстоящую войну. Они сходились на мысли, что «Бесконечность» ударит до того, как они покинут Астероид.
Стоящий поблизости Джек не без интереса слушал их разговор. С формальной точки зрения, он его и начал. Однако, поддержать беседу у воина не получалось. Слишком много внимания требовал к себе Эллиас. Жрец, то ли слишком сильно по нему соскучился, то ли устал от общества Даймонда, то ли впал в… Нет, думать о жрецах плохо, тем более подозревать их в душевном нездоровье было опасно и неправильно. Джек знал об этом не понаслышке, и лишний раз старался даже не делать этого. Воин попытался переключить внимание Эллиаса сначала на Даймонда, но жрец отчего-то решил, что с генералом хочет поиграть Ал, и что он не видит причин ему мешать. Потом Джек попытался использовать близь стоящих Дориана и Росса, что, как ни странно, тоже не особо-то помогло. К Россу Эллиас лезть не стал. Лишь пристально на него посмотрел, как-то странно, но тепло, улыбнулся, и переключил внимание на Дориана. Генерала жрец заинтересованно дернул за руку, и, видимо удовлетворившись добродушной улыбкой, снова переключился на Джека. Отчего-то Эллиасу безумно хотелось взобраться ему на шею. Отбиваться от жреца так, чтобы не причинить ему вред, было очень сложно. К счастью Джека к нему на выручку пришел Даймонд.
- Я жду научно-обоснованное объяснение твоего поведения, - строго, сказал генерал, перехватив руки жреца.
- Объяснение? – растерянно переспросил Эллиас, недоуменно заглядывая в ярко-синие глаза воина.
- Да, - не прерывая зрительного контакта, кивнул Даймонд, - я готов выслушать речь о велении Бога или еще что-нибудь в таком духе. Давай, просвещай нас.
- Хм… - жрец нахмурился, заметно расслабился и лукаво улыбнулся. – Раз ты так этого хочешь… - задумчиво протянул он.
- Только не надо рассказывать легенды, которым сотни тысяч лет, - поспешил остановить его генерал.
- Не надо? – удивился Эллиас. – Как же я вас, в таком случае, просвещать буду?
- Элементарно, - усмехнулся Даймонд. – Объясни свое поведение. Ты ведешь себя как пятилетний ребенок, а то и хуже.
- Джека что-то беспокоит, - медленно, подбирая правильные слова, начал жрец. – Мне это не нравится. Джек напряжен. Я хочу, чтобы он расслабился.
- Вот как, - хмыкнул генерал. – Почему бы вам просто не поговорить?
Джек нахмурился. Он не спешил ни опровергать слова жреца, ни подтверждать их. Действительно, с самого утра его снедало дурное предчувствие. Как будто должно было произойти что-то такое, что в корне изменит их жизнь, или чего хуже, оборвет ее. Наверное, именно из-за этих трудно объяснимых чувств, он и затеял разговор о том, как и когда будет действовать «Бесконечность». Однако сейчас он не заметно для себя отвлекся от гнетущих мыслей. Отвлекся на Эллиаса. На его желание «поиграть».
«Интересно, поверил бы я ему, скажи он просто: "Все хорошо"?» - Джек задумчиво посмотрел сначала на генерала, потом перевел взгляд на жреца и улыбнулся.
- Спасибо за заботу.
Возможно, он хотел сказать что-то еще, но все разговоры враз прервал бодрый окрик Эйри.
- Равняйсь! – девушка, очевидно, упивалась кратковременной властью. – Равняйсь! – на полтона выше повторила она.
Курсанты нехотя выровняли ряды. Эллиас отступил во второй ряд, утянув-таки с собой Джека. Перед ними стояли Росс и Ал. Даймонд и Дориан поспешили разойтись в противоположные стороны плаца.
- Смирно! – Эйри выждала четко выверенную паузу и торжественно продолжила: - Друзья мои! Ровно месяц назад вы прибыли на Семнадцатый Астероид и согласившись пройти обучение в военной Академии, подали прошение о вступлении в союзную армию «Феникс». Обучение подошло к концу. Настало время подвести итоги.
На плацу немного оживились. Подведение итогов одновременно и будоражило и студило кровь в жилах. Сейчас все станет на свои места. Совсем скоро мечты станут реальностью. Думать о том, что мечты могут так и остаться мечтами, никто не смел.
- Мы будем вызвать вас по одному, - вновь заговорила Эйри. – Вызов будет приходить на планшет и сопровождаться характерным звуком. Поэтому мы просим вас соблюдать тишину. Тот, кто получит вызов, должен выйти в центр плаца, ответить на один-единственный наш вопрос и узнать результат своего обучения, - девушка снова ненадолго умолкла, давая всем осмыслить сказанное. - Что ж, - лучезарно улыбнувшись продолжила она, - давайте начнем.
Рей что-то нажал на своем планшете. Буквально сразу же тишину, что воцарилась на плаце, прервал пронзительный писк. Стоило невысокой девушке с длинными, распущенными каштановыми волосами выйти в центр плаца, писк стих. Аш встал со своего места и вышел немного вперед. Сверившись с данными планшета, который он держал в руках, Аш внимательно посмотрел на девушку и сухо спросил:
- Кто генералиссимус?
В повисшей тишине, вопрос прозвучал невероятно громко. Напряжение на плацу заметно возросло. Курсантка испуганно посмотрела на Аша, как будто тот обвинил ее в ужасном преступлении. Затем девушка осторожно осмотрелась по сторонам. Лица ее товарищей были бледными, вытянутыми, напряженными. Облизнув пересохшие губы, курсантка неуверенно заговорила:
- Я… - она снова осмотрелась по сторонам. – Мне кажется…
- Отставить «кажется»! – перебил ее Аш. – Вам задали конкретный вопрос. И у вас всего два варианта ответа: имя, либо: «Не знаю».
Сформулировать вопрос так, чтобы жрецы не могли увиливать от ответа, было невероятно трудно. В конце концов, Рей решил, что чем проще, тем лучше. На всякий случай, он попросил Аша чтобы тот максимально четко разъяснил суть вопроса. Как оказалось, не зря.
- Я не знаю, - прошептала девушка.
- Очень жаль, - без тени сожаления ответил Аш. – Вашим единственным шансом попасть в «Феникс» было правильно ответить на этот вопрос. Ваше прошение о вступлении в союзную армию отклонено, - он отступил на шаг назад, давая понять, что разговор окончен.
- Спасибо, - как можно дружелюбнее сказала Эйри, - что провели с нами этот месяц.
Как бы Эйри не хотелось поддержать испуганную, расстроенную девушку, готовую расплакаться в любую секунду, получилось у нее это скверно.
- Пожалуйста, - негромко попросила она, - вернитесь на свое место.
Девушка подчинилась. Стоило ей отойти от центра на несколько шагов, как тишину вновь разорвал пронзительный писк. К центру плаца тут же поспешил вызванный курсант.

Ал нервно теребил в руках край куртки. Церемония закрытия длилась уже час, однако тех счастливчиков, что приняли в ряды «Феникса» было невероятно мало. Поначалу жрецу казалось, что Аш задает вопрос о генералиссимусе первым лишь в том случае, когда других шансов попасть в армию у курсантов нет. Однако, вскоре выяснилось, что это было не так. Никто не сомневался в том, что воина, как бы слабо развит он ни был, непременно примут в армию. И тем не менее, даже им трепали нервы этим каверзным вопросом. А ведь если тот счастливчик, что и сам попал в «Феникс», еще и угадает кто генералиссимус, так шансов у тех кому повезло меньше и вовсе не останется. И тем не менее, вот уже сотый человек не мог указать на генералиссимуса. Чем больше курсанты ошибались, тем меньше была надежда ответить верно.
- Ральф, - ответил на уже порядком надоевший вопрос высокий, нескладный курсант, которого вызвали минуту назад.
- Я всего лишь генерал, - Ральф развел руками. Для достоверности он на несколько секунд призвал свои Регалии. Перевязь на груди была серебреной.
- У генералиссимуса, - напомнил Рей, - перевязь золотая.
- Что ж, - вздохнул Аш. – Вы ошиблись, Майк. Тем не менее, мы удовлетворяем ваше прошение. Ваши технические навыки будут полезны «Фениксу».
Следующими тремя «жертвами» стали жрецы. Алу казалось, что отказывают не им, а ему. Он нервно сжимал руки в кулаки и думал о том, что будет делать, когда и ему скажут: «Вам отказано». Куда он пойдет? Что будет делать? Как будет жить. Жить без Росса. Ведь Росс-то наверняка пройдет. Вон его даже третий жрец генералиссимусом посчитал…
Ал подпрыгнул на месте, когда запищал его собственный планшет. Росс машинально положил руку на его плечо. Жрец слегка повернул голову в сторону, и немного ободренный спокойным взглядом воина, прошел в центр плаца.
- Кто генералиссимус? – скучающим тоном поинтересовался Аш.
«Это какой-то бред, - про себя подумал он. – Это же надо было такое придумать! Разрази гром этого генералиссимуса. Я чувствую себя большим идиотом, чем те, на кого указывают и кто ошибается…»
Ал тяжело вздохнул и осмотрелся. Выбор на самом деле был богатым. Можно было ткнуть на кого-нибудь знакомого или не знакомого. Поколебавшись еще немного, жрец неуверенно предположил:
- Ты, Джек?
- Нет, - воин отрицательно покачал головой. Тревожное чувство, что на время прогнал Эллиас, снова вернулось. Быть многословным совершенно не хотелось. Поэтому он без всяких объяснений призвал свои Регалии. Перевязи на его плаще не было.
- Вы ошиблись, - равнодушно констатировал Аш. – Однако мы удовлетворяем ваше прошение. Вы приняты в «Феникс».
Ал был настолько потрясен, что не понял, как вернулся назад, и как вызвали на плац следующего. Не обратил он внимания и на то, что следующим оказался Джек.
Воин не стал тыкать пальцем, пытаясь угадать личность генералиссимуса. За это Аш был ему безмерно благодарен. В том, что Джека примут в союзную армию, не сомневался никто. Возвращаясь на свое место, воин тревожно осматривался по сторонам, пытаясь понять: что именно не дает ему покоя. Объяснения тревоги не было. День выдался ясным и погожим. Из леса доносился приглушенный щебет птиц, ветер лениво теребил кроны деревьев и те отвечали ему тихим шелестом. Мир и покой. Так почему же внутри все так и кричит об опасности?
Следом за Джеком вызвали Росса. На приевшийся вопрос, он хмуро бросил: «Понятия не имею». Аш понимающе кивнул и коротко объявил о том, что «Феникс» распахнул свои объятия перед очередным воином.
Настроение на плацу немного улучшилось. То, что уже троих подряд приняли, укрепило надежду курсантов. И даже отказ бабушке Саре, ничуть не пошатнул их вновь приобретенной уверенности. Конечно, бабушке Саре отказали. Она ведь совсем старенькая. Таким не место на войне.

- Я устал стоять, - тихо пожаловался Эллиас.
Жрец размял плечи, зевнул и сел на землю. Джек бросил на него слегка насмешливый взгляд, но ничего не сказал. Церемония продолжалась.
Аш уже не надеялся на то, что кто-нибудь укажет на генералиссимуса. Когда ошибается уже неизвестно какой по счету человек, шутка кажется не смешной. Аш равнодушно отсеивал тех, кто не подходил «Фениксу». Так же равнодушно, но гораздо реже, он осчастливливал курсантов новостью о том, что их прошение принято.
Церемония закрытия затягивалась. Академия собрала в себе очень много людей. И только сейчас стало понятно насколько в действительности велико это число. И как на самом деле мало среди курсантов воинов, сильных жрецов, медиков и техников. Аш даже пытался их считать, но довольно быстро сбился со счета и решил, что статистику лучше подсчитает компьютер.
- Вам отказано в вашем прошении, - скучающим тоном объявил он очередной девушке, вышедшей в центр плаца. Эту же фразу Аш повторил еще пять раз.
Оскар с досадой вздохнул. Его уже порядком утомила эта церемония. Он нисколько не удивлялся тому, что никто не мог вычислить генералиссимуса. Герхард вел себя достаточно тихо. И практически не проявлял себя ни в ответственных ситуациях, ни в повседневной жизни. Конечно, раскрывать чужие карты и указывать на него было нельзя, но ничто не мешала на прямой вопрос ответить избитое: «Не знаю». О, Оскар с нетерпением ждал, когда же запищит его планшет. Ему очень хотелось выйти в центр плаца и услышать: «Ваше прошение удовлетворено».
Вот это бы была потеха! Его, преданного солдата «Бесконечности», без всяких проблем причислили к рядам «Феникса». Оскар даже не думал о том, что ему могут отказать. Это выглядело нелогичным, и казалось невозможно. По крайней мере, до сих пор не отказали ни одному воину. Правда, как ни странно, до сих пор не вызвали ни одного из его товарищей. Да и до Герхарда все никак не доходила очередь.
- Вам отказано, - вновь завел старую пластинку Аш.
Оскар проводил задумчивым взглядом расстроенную жрицу. Подумать только! Они рисковали, думали о том, как бы избавиться от целителей, расстраивались, когда планы терпели фиаско, а «Феникс» сам все делал за них. Конечно, отказывали они не всем. И тем не менее…
- Вам отказано, - скучающе объявил Аш.
Незнакомый Оскару парень вернулся на свое место. У кого-то за его спиной пронзительно запищал планшет. В центр плаца вышел вызванный курсант. Оскар уже давно перестал удивлять тому, что видит он его впервые. Вызванный паренек назвал имя предположительного генералиссимуса, но не угадал. И ему Аш тоже ответил отказом.
Ненадолго на плацу повисла тишина. Рей на несколько секунд остановил программу, выбирающую следующего курсанта и подвел предварительный итог. Новости были не радостными. Время неумолимо приближалось к полудню. К часу «Х», когда все должно было быть завершено. А опросили они только половину курсантов. Половину! Вздохнув, Рей снова включил программу выбора. Тишину разорвал пронзительный писк.
Эллиас вздрогнул и покосился на засветившийся у него на боку планшет. Судя по громкости звука, и потому, что на писк одновременно обернулись Ал и Росс, вызывали именного его. Жрец вздохнул и встал на ноги. Писк как будто стал громче. Осторожно обойдя Росса и настороженно осматриваясь по сторонам, Эллиас медленно подошел к центру плаца. Писк стих, вновь повисла тишина. Жрец не спешил обращать внимания на Аша. Он внимательно смотрел по сторонам, как будто желая кого-то увидеть или что-то услышать. Наконец он перевел взгляд на Аша и тихо вздохнул.
- Кто генералиссимус? – прозвучал привычный вопрос.
Эллиас поднял голову, слегка сощурился и посмотрел в небо. Несколько секунд он стоял неподвижно, затем повернулся вправо. Не задержав ни на ком взгляд своих искрящихся серебристых глаз, он повернулся влево. Не найдя и там того, что было ему нужно, он как-то внимательно посмотрел на Джун, перевел взгляд на Миру, задержал свое внимание на Рее.
Аш мысленно зарычал. Ему не нравилось, что над этим «элементарным» вопросом так долго думали. Причем думали молча. Что обычно жрецам не свойственно. Заметив, что в серых глазах курсанта пляшут смешинки, Аш разозлился.
- Кто генералиссимус? – раздраженно повторил он.
- Я.
Легкомыслие и веселье разом куда-то испарились. В, всего секунду назад, светящихся лукавством глазах застыла сталь. Безобидного и с виду беззащитного жреца в мгновение ока окутал серебристый свет. И в этот же миг на плац обрушилось огромное Силовое давление.
Оскар судорожно выдохнул, узнав эту Силу. Он не заметил, как его ноги подкосились, и он упал на землю. Многие из курсантов последовали его примеру. У многих перед глазами то и дело вспыхивали серебристые иероглифы. Дышать становилось трудно. Кричать было невозможно.
- Простите, - давление разом ослабло, но не исчезло. А, может, оно просто застыло в памяти людей. – Ситуация была критической, - спокойным, совершенно безэмоциональным голосом продолжил Эллиас. - Это было необходимо.
Потрясение и паника улеглись, на смену им пришло недоверие. Рей с широко распахнутыми глазами рассматривал золотую перевязь, сверкающую на фоне белоснежной футболки… жреца. Курсанты потрясенно смотрели на белоснежный плащ, практически полностью увешанный Регалиями.
- Белых плащей не бывает, - пробормотал Влас. В мертвой тишине, повисшей над плацем, это получилось невероятно громко. – Я знаю, - шепотом продолжил он. – Я не ошибаюсь. Их не бывает…
Эллиас безошибочно повернулся на звук и пристально посмотрел на историка. На его губах появилась горькая усмешка. В глазах же по-прежнему холодела сталь.
- Ты не ошибаешься, - спокойно подтвердил он. – Белых плащей не существует.
- Но… - одними губами произнес Влас, - указывая рукой на белоснежный плащ.
- Но ведь у тебя нет Регалий, - потрясенно прошептала Мира.
- Было невероятно трудно не показать их, - признался Эллиас, оборачиваясь к женщине.
- Но ты ведь сказал, что не знаешь ничего о них, - неуверенно пробормотал Влас.
- Я и не знаю, - не стал спорить Эллиас, задумчиво рассматривая потрясенные лица курсантов. – Это награда? Как по мне наказание. Это мое бремя. И вы все, - его голос стал звучать холодно и жестко, - все вы, кто с таким огромны трудом удерживает в узде свои злость и зависть, можете подойти ко мне, и забрать у меня эти Регалии.
Курсанты нервно сглотнули и отступили на шаг. Каким бы сильным у многих из них не было желание заполучить себе такой плащ, страх не позволял им приблизиться к… генералиссимусу? К тому же, только по воле Создателя плащ мог перейти с плеча на плечо.
- Не бойтесь, - Эллиас равнодушно смотрел на отпрянувшие ряды. – Я буду признателен вам, если вы избавите меня от этого бремени.
Зловещая тишина повисла над плацем. Даймонд внимательно рассматривал человека, стоящего посреди плаца. Знакомого, родного и такого чужого. И невероятно одинокого. Безумно хотелось подойти и обнять его. Сказать, что все его страхи пусты, и что он не задумываясь разделит с ним его бремя. Ведь это он, Даймонд, виноват в том, что произошло. Чтобы это ни было, случилось оно в течение семи лет, что они не виделись. Они были разучены, и он не мог защитить своего жреца. Не мог уберечь…
- Белых плащей не существует, - медленно сказала бабушка Сара. – А жрец не может быть воином. Эллиас, - она внимательно посмотрела на молодого человека, которого начала считать своим внуком, - ты Сломанный?
- Нет, - быстро ответил парень и тут же замялся. – Я не знаю, - грустно признался он. – Я все еще жрец. Но вместе с этим, я воин. И я не убивал своего Бога. Я действовал по Его воле.
- Какой Бог позволит своему, чуть ли не единственному жрецу, стать воином? – все еще не верил в происходящее Ал.
- Тот, которому молятся о спасении, - пожал плечами Эллиас. – Это все пустые разговоры, - спокойно продолжил он. – Но все же…
Многие уже забыли о том, почему существуют жрецы и воины. Почему они элита? Почему кому-то повезло? А все ведь до смешного просто. Создавая жизнь, как она сейчас есть, на наших планетах, Боги думали о том, что люди могли бы лично приходить к Ним. Лично благодарить Их. И просить Их. И что для этого им нужно не много, не мало, пройти Темным коридором. Но Темные коридоры опасны. В них водятся страшные твари. Под покровом ночи зарождается Зло. Ведь коридоры-то темные. И Тьма эта необходима, чтобы Свет был на планетах. Но тогда получается, что люди не могут пройти Темным коридором. Их просто уничтожат. И тогда были созданы проводники. Их всегда было двое. Один был невосприимчив к силам Зла, ведь у него была Вера. Мы назвали таких людей жрецами. Их ментальная защита распространялась на всех, кто был рядом с ним. Но тот, кто обладал Верой, был абсолютно беспомощен перед смертоносными тварями. С ними расправлялся второй. Он без труда орудовал любым видом оружия, да и физической силой на порядок превосходил жреца. И мы назвали их воинами.
С тех пор прошло много времени. Наша жизнь сильно изменилась. Мы сделали ставку на технический прогресс. Наша магия ослабла. Жрецы и воины стали правителями. Нам больше не нужно ходить за советом к Богам. А, может, это Они не хотят, чтобы мы тревожили их. Как бы там ни было, мы изменились. А Темные коридоры – нет. Они по-прежнему таят в себе много опасности. И жрец не сможет выжить там без воина. И ему остается только молиться. Молиться и надеяться, на то, что его желание жить настолько велико, что Бог его услышит. Услышит и ответит:
«Чтобы выжить здесь, тебе нужен воин. Но воина здесь нет».
Прописная истина, очевидный факт. И ничто не поможет: ни смех, ни слезы, ни вера, ни безудержное желание жить. Здесь нет воина. Здесь, кроме тебя, никого нет. И когда ты уже на грани отчаяния, Он снова говорит с тобой:
«Поэтому, тебе самому придется стать воином. Ты сможешь».
- Вот так просто, - Эллиас невесело улыбнулся, – жрец, с позволения своего Бога становится воином. И только потом понимает, - тихо добавил он, - что смерть была бы щедрым подарком. Поэтому, - он окинул внимательным взглядом притихших жрецов, - никогда не пытайтесь стать воинами.

@темы: Бремя, Ориджиналы, творчество